Никита ВИТЮГОВ: Мы бы сыграли и под флагом «Зенита». Питерский гроссмейстер — о победе в клубном чемпионате Европы

250px-Nikita_Vitiugov_2013Победой команды «Медный всадник» завершился 34-й клубный чемпионат Европы, проходивший в Греции. В нем принимала участие 61 команда. Соревнования проходили в семь туров по швейцарской системе. В составе питерской команды выступали лучшие гроссмейстеры Санкт-Петербурга: Петр Свидлер, Никита Витюгов, Владимир Федосеев, Максим Матлаков, Кирилл Алексеенко, Алексей Гоганов, а также израильский легионер Максим Родштейн. Впрочем, назвать коренного ленинградца легионером было бы неправильно. 
В первых трех турах «Медный всадник» уверенно победил команды из Англии, Сербии и Бельгии, а в четвертом встречался с рейтинг-фаворитом, македонским «Алкалоидом». Хотя в Скопье этот клуб только прописан, а играют за него два китайских гроссмейстера, два украинских и два российских, Дмитрий Андрейкин и Дмитрий Яковенко, завоевавшие на недавнем Суперфинале чемпионата России золото и серебро. Два македонских шахматиста, сыграв в первом туре, в последующих шести предоставляли право биться за «Алкалоид» легионерам. 

За победу в каждом матче начислялись два очка, а за ничью — одно, и поражение «Медного всадника» на столь короткой дистанции фактически лишило питерцев шансов на победу. Только в трех заключительных турах наша команда выиграла и набрала в общей сложности 12 очков. Столько же было у чешского клуба «Нови Бор», за который играли гроссмейстеры из Польши, Индии и Австрии. По дополнительным показателям «Медный всадник» стал чемпионом. Корреспондент «Спорт уик-энда» побеседовал с Никитой Витюговым, игравшим на второй доске. 
- В составе команды могло быть шесть основных шахматистов и два запасных. Почему «Медный всадник» предпочел отправиться на еврокубковый турнир всемером?
- Практика показывает, что при «швейцарке» в семь туров первые два, а то и три превращаются в формальность. Фавориты встречаются с командами, значительно уступающими им в классе. Везти двух запасных и определять, кто будет играть в решающих партиях, не всегда целесо­образно. Если давать игровую практику всем, кто-то может выпасть из ритма. Мы играли в клубном чемпионате Европы в 11-й раз и дважды его выигрывали. Что интересно, оба раза в команде было по семь человек. Можно сказать, победная примета. 
- В первом туре «Медный всадник» разгромил английскую команду, в названии которой есть слово Россия…
- К нашей стране эта команда никакого отношения не имеет. Могу ошибаться, но ее название, возможно, связано с одноименной музыкальной группой «Blackthorne».
- Какие настроения были в команде после поражения на экваторе турнира от «Алкалоида»?
- На столь короткой дистанции сильнейшие команды не успевают встретиться между собой, и турнир во многом носит характер лотереи. Поражение в одном матче процентов на 90 ставит крест на чемпионских амбициях. После поражения было какое-то опустошение и понимание того, что необходимо выигрывать три оставшихся матча. Да еще и надеяться на осечки конкурентов. Нам повезло с турнирным раскладом — в последнем туре встречались с лидером, норвежской «Волеренгой». Победа давала возможность опередить прямого конкурента в борьбе за чемпионство, но при этом на соседнем столе итальянский клуб «Падова» играл с российской «Молодежкой». Победа любой из этих команд выводила их на первое место, но они сыграли вничью. 
- Можно ли считать израильского легионера Родштейна воспитанником питерской шахматной школы?
- Конечно! Максим занимался в клубе имени Чигорина, был чемпионом Санкт-Петербурга. Вообще, «Медный всадник» — уникальная для нынешних реалий команда. Все ее участники родились в Питере и имеют отношение к городу, который представляет клуб. 
- Российские гроссмейстеры Андрейкин и Яковенко за македонский клуб играли сильнее, чем в чемпионате России?
- Было бы некорректно сравнивать. Да и турнир все-таки был командный, и его результаты нужно оценивать именно с позиции занятого клубом места. «Алкалоид» был рейтинг-фаворитом, а в итоге даже не попал в призеры. Хотя на такой короткой дистанции огромное значение имеет фактор случайности. Даже при девяти турах картина была бы намного более объективной. Ведь из шести десятков команд, приехавших на клубный чемпионат Европы, где-то пятьдесят приехали хорошо провести время на берегу моря. 
- В последнем туре вы обыграли «Волеренгу», ведомую Магнусом Карлсеном. Чемпион мира не раскрывал карты перед предстоящим матчем против Фабио Каруаны в Лондоне?
- Не было впечатления, что Магнус играл вполсилы, но и блеснуть на этом турнире ему тоже не удалось. Понятно, что матч за звание чемпиона мира для Карлсена важнее соревнований, которые носят, скорее, фестивальный характер. Кстати, «Волеренгу» смело можно назвать командой друзей Магнуса Карлсена. Она была составлена из его тренеров и секундантов, и в эту компанию входил питерский гроссмейстер Евгений Романов. При этом у норвежцев были очень сильные соперники, и в последнем туре, вполне возможно, на игре шахматистов «Валеренги» сказалась усталость. 
- Как определялся состав на тур, и не было ли риском ставить на первую доску в двух заключительных потерпевшего на старте четыре поражения Петра Свидлера?
- Решающее слово, естественно, было за капитаном команды Владимиром Быковым, который консультировался с шахматистами. Он верил в нашего лидера, и в итоге Свидлер в решающей партии имел преимущество против Карлсена и заставил Магнуса находить единственные ходы в защите. С большим трудом чемпион мира добился ничьей. 
- Удачное выступление «Молодежки», ставшей бронзовым призером клубного чемпионата Европы, стало для вас неожиданностью?
- Нет. Само название этой команды говорит о том, что в ней собраны молодые и амбициозные ребята с хорошим потенциалом. Да и с турнирным раскладом им повезло. Во втором туре проиграли «Волеренге», после чего вплоть до самого финиша играли со слабыми командами. 
- Своими четырьмя победами при двух ничьих довольны?
- Всегда хочется большего, но в пяти турнирах подряд я терял рейтинг. Наконец-то удалось его поднять! Да и свой вклад в успех команды, выиграв вторую доску, внес. 
- В шахматном еврокубке выступали «Волеренга» и бременский «Вердер», которые больше известны успехами футбольных команд. В «Медном всаднике» практически все болеют за «Зенит». Не хотели бы выступить под сине-бело-голубым флагом?
- Было бы замечательно, если бы на все питерские шахматы пошел хотя бы один процент от бюджета футбольного «Зенита». Уверен, что мы бы достойно представили питерский бренд на любом уровне. Хотя название «Медный всадник» и красивое, и соответствует питерскому духу. У нас славная история, которая включает две победы в клубном чемпионате Европы и три в клубном чемпионате России. 
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Шахматы. Клубный чемпионат Европы. Итоговое положение.
Мужчины. 1. «Медный всадник» (Свидлер, Витюгов, Федосеев, Матлаков, Родштейн, Алексеенко и Гоганов) — 12 (229,5). 2. «AVE Нови-Бор» — 12 (217,5). 3. «Молодежка» — 11 (231). 4. «Obiettivo Risarcimento» — 11 (228). 5. «Волеренга» — 11 (219,5). 6. «Алкалоид» — 11 (219).
Женщины. Финал. «Шахматный кружок Монте-Карло» — «Нона» — 2:2 (А. Музычук — Дзагнидзе — 1:0. Крамлинг — Бациашвили — 0:1. Ничьи: Сочко — Джавахишвили, Корнетт — Хотенашвили). 
Матч за 3-е место. «СШОР» — «Югра» — 2:2 (Боднарук — Ушенина, Овод — Погонина, Беленькая — Гиря, Семенова — Кованова — ничьи). Тай-брейк — 1,5:2,5.
Итоговое положение. 1. «Шахматный кружок Монте-Карло». 2. «Нона». 3. «Югра». 4. «СШОР».Источник


Comments are closed.