Никита ВИТЮГОВ: «Свою игру мы нашли к концу турнира»

250px-Nikita_Vitiugov_2013Если женская сборная России остановилась в шаге от пьедестала, то мужская – завоевала бронзовые медали. При этом команда, за которую выступали Сергей Карякин, Владимир Крамник, Ян Непомнящий, Дмитрий Яковенко и Никита Витюгов, по итогам одиннадцати туров набрала равное количество очков со сборными Китая и США (по 18). Однако по дополнительным показателям наши оказались только третьими, а победили шахматисты из Поднебесной.

– Президент Российской шахматной федерации и капитан мужской сборной страны Андрей Филатов назвал итог выступления вашей ­команды положительным. Сергей Карякин, игравший на первой доске, считает, что на золото сборная не наиграла. А вы что скажете?
– Думаю, мы выступили хорошо. Согласитесь, сложно расценить как неудачу дележ призовых мест. Мы ведь стали третьими только по дополнительным показателям. Но что на них влияет? Вот вам пример: если бы в последнем туре сборная Уганды выиграла матч у Афганистана – а вы понимаете, что это не ведущие шахматные державы, – то мы бы заняли второе место. Насколько это справедливо? Не знаю, но мне не очень понятна ситуация, при которой шахматисты, для которых это была, по сути, туристическая поездка, влияют на распределение призовых мест самым драматическим образом. Любой турнир по швейцарской системе априори весьма неровен, и команды, которые выбиваются в лидеры в первых турах, получают более сложный календарь. Мы свою игру нашли к концу турнира, и с точки зрения календаря нам было попроще. Но с другой стороны, с определенного момента у нас не было права на ошибку. И вы видели, что мы выиграли последние четыре матча, в то время как другие команды, которые нас опережали и имели более сложную жеребьевку, могли где-то позволить себе ничью или даже проиграть. Кроме того, одиннадцать туров, когда первые три матча играешь с откровенно более слабыми соперниками, – недостаточная дистанция для выявления сильнейшего. Раньше ведь бывало и тринадцать-четырнадцать туров на олимпиадах. В этом случае все команды успевают сыграть друг с другом. А мы в Батуми не сыграли ни с США, ни с Китаем, с которыми в итоге и поделили призовые места. А сыграли бы – еще не известно, чем бы все закончилось, может, мы и стали бы первыми.

– Это ваша первая шахматная олимпиада в составе основной сборной. Как попали в нее?
– Это вопрос к капитану Андрею Васильевичу Филатову, он формировал состав. Мне трудно сказать, что повлияло на его выбор. В России выбор шахматистов высокого уровня огромный. Обойма – человек двенадцать, которые готовы сыграть за сборную в любой момент, хотя на олимпиаде могут выступить только пятеро. Опыт выступления в командных турнирах у меня достаточный. За первую сборную я играл не раз на чемпионатах мира и Европы. Играл и на олимпиаде-2010 в Ханты-Мансийске, но только за вторую – молодежную – команду вместе с Яном Непомнящим. Правда, там перед нами ставились другие задачи, это было скорее получение опыта.

– На шахматных интернет-форумах вам ставят твердую четверку, ведь из десяти сыгранных партий вы выиграли три, остальные свели к ничьей…
– Больше, чем четыре с минусом, себе не поставлю. В актив могу записать только то, что не проиграл ни одной партии, – в командном турнире это очень важно. По большому счету на четвертой доске, где я сыграл большинство партий, изначально предполагается, что преимущество сборной России должно быть велико. Единственная же партия, которой я доволен, – это победа над итальянским шахматистом, мне там удался неплохой эндшпиль. А так больших провалов не было, но и свершений тоже не могу вспомнить. Где-то мне, может, не хватало энергии в игре, получились довольно пресноватые партии. Конечно, нужно было больше выигрывать или хотя бы создавать большее давление на соперников. По итогам этой олимпиады я потерял восемь пунктов в рейтинге ФИДЕ. Эта оценка очень показательна.

– Единственный матч, который вы пропустили, – против сборной Польши, который российская команда проиграла. Почему вас не поставили на него?
– Решение – кто играет, кто нет – по ходу турнира принимает капитан. Объяснял ли он, почему так? Я бы не хотел вдаваться во внутреннюю кухню сборной. Но считаю, это абсолютно правильная ситуация, при которой ответственность за команду целиком и полностью на капитане, а ответственность за ходы на доске – уже на игроках.

– Вы написали книгу про свою любимую французскую защиту. На этом турнире ее применяли?
– Книга была написана довольно давно, почти десять лет назад. С тех пор много воды утекло. Какие-то свои взгляды я пересмотрел. Да, иногда я играю этот дебют, но основным для меня его никак нельзя назвать.

– Андрей Филатов сказал, что нынешний состав участников – сильнейший в истории шахматных олимпиад…
– Думаю, это связано с тем, что с каждым годом количество сильных игроков растет. Шахматисты старшего поколения сдают свои позиции очень неохотно за счет большого опыта, понимания игры. А при соответствующем спортивном режиме в шахматы можно играть долго. И при этом появляются новые игроки. Такая тенденция в шахматах сейчас. И мой нехитрый прогноз – следующая олимпиада в 2020 году будет по уровню еще сильнее.

– Она, кстати, пройдет в Ханты-Мансийске. Надеетесь в ней участвовать?
– Безусловно, но два года – это огромная дистанция. За это время может еще вырасти несколько игроков, которые тоже будут претендовать на попадание в сборную России. Мне лично сейчас надо думать о том, чтобы улучшить свою игру и преодолеть некоторый спад, который наметился в последнее время, и вернуться как минимум на прежние позиции в рейтинге.
 Источник


Comments are closed.