На недавнем турнире претендентов в Берлине Евгений Томашевский был тренером-секундантом 14-го чемпиона мира Владимира Крамника.

ТомашевскийВ интервью «Советскому спорту» Евгений рассказал, каково быть помощником одного из сильнейших гроссмейстеров мира, почему он не уезжает из родного Саратова и что может себе позволить шахматист из топ-50.

«ОБЩЕНИЕ С ДВУМЯ ВЫДАЮЩИМИСЯ ШАХМАТИСТАМИ СОВРЕМЕННОСТИ ДОРОГО СТОИТ»

– Давно вы являетесь тренером-секундантом Владимира Крамника?
– Это было единовременное предложение, которое действовало только на турнир претендентов. Я долго не раздумывал, такие предложения дважды не делают. Как можно упускать возможность, пообщаться с таким уникальным шахматистом и человеком, как Владимир Борисович, заглянуть в его творческую лабораторию, это бесценный опыт.

– Почему он предложил вам стать его помощником – вы хороший теоретик, фонтанируете идеями?
– Глагол «фонтанируете» ко мне точно не подходит. А почему позвал, это вопрос к Владимиру Борисовичу. Он пригласил еще и Аниша Гири. Общаться с двумя выдающимися шахматистами современности в течение трех недель, дорого стоит.

– Крамник известен, как жесткий работодатель. Сколько часов в сутки приходилось работать?
– Никакой жесткости я не заметил. Атмосфера в нашей команде была хорошая на протяжении всего турнира, вне зависимости от результатов партии. Работать было приятно, а трудились мы действительно много. Но по-другому и не бывает.

– «За что я вам деньги плачу?» – это не про Крамника.
– Корифеи так примитивно не мыслят. Думаю, подобное отношение к помощникам чаще можно встретить в других видах спорта.

– Крамник начал очень хорошо, но в 4-м туре потерпел обидное поражение от Каруаны. Это был ключевой момент для Крамника в турнире?
– Завершись эта партия по-другому, она могла изменить турнир и для Крамника, и для Каруаны. Мне со стороны показалось, что Владимир Борисович был заложником собственной установки – он играл слишком агрессивно, когда ситуация требовала более практической игры.

– Сергей Рублевский считает, что Крамник играл в самые интересные шахматы на турнире, но в очень энергозатратные.
– Владимир Борисович давно играет в интересные шахматы. И перед турниром он сказал, что мы увидим Крамника-художника. Хотя в турнире, где нет аутсайдеров, не помешало бы побольше практичности. Но это все гипотетика. Если б он играл расчетливо, возможно, не выиграл бы две стартовые партии.

«ОЧЕНЬ ХОТЕЛИ КУШАТЬ – ПО ДОРОГЕ ПОПАЛАСЬ ПИЦЦЕРИЯ»

– Уэсли Со приехал без секундантов. Проблема со спонсорами, не чем оплачивать проезд и проживание тренеров?
– Мне трудно рассуждать насчет спонсоров, но шахматисты высокого уровня люди не бедные. Мы стопроцентно не знаем, был ли с ним в Берлине секундант. Но при нынешнем развитии коммуникаций тренеры могут помогать шахматистам и дистанционно. Другое дело, что Со приехал плохо подготовленным и играл крайне невыразительно.

торое затянулось до позднего вечера, вашу команду видели в пиццерии.

– Да, мы хотели поужинать, но время приближалось к 11 вечера, во всех ресторанах кухни закрылись. Но очень хотелось кушать и хотелось это сделать побыстрее. По дороге попалась пиццерия, где пиццы еще подавали. Этот случай как бы подчеркнул демократичность нашего шефа.

– Каруана выиграл по праву?
– Безусловно, и это общее мнение. После того, как он обыграл Крамника в четвертом туре, стало понятно, что звезды на его стороне. По ходу турнира стало ясно, что Фабиано отлично подготовился. А в концовке он еще раз всем все доказал, когда за два тура до конца проиграл Сергею Карякину, а затем выиграл две заключительные партии. Причем обе были высокого качества, особенно победа в последнем туре над Александром Грищуком. На мой взгляд, это была лучшая партия турнира. Помимо того, что Каруана показал прекрасную игру, он еще продемонстрировал потрясающую выдержку.

– Каким будет матч с Карлсеном? Каруана – железный, Карлсен более нервный.
– Думаю, что именно Каруана более нервный. Магнус, возможно, больше проявляет внешние эмоции. Но по-настоящему пробитым Карлсена я не видел, а Каруану доводилось. Думаю, Карлсен однозначный фаворит. Но надо сказать, что он был бы однозначным фаворитом в матче с любым гроссмейстером.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Евгений ТОМАШЕВСКИЙ

Родился 1 июля 1987 года в Саратове.
Чемпион России (2015), бронзовый призер чемпионат России (2007).
Чемпион Европы (2009), победитель командного ЧМ в составе сборной России (2009).
Текущий рейтинг: 2714 (29-е место в рейтинге ФИДЕ).
Максимальный рейтинг: 2758

В интервью «Советскому спорту» Евгений рассказал, каково быть помощником одного из сильнейших гроссмейстеров мира, почему он не уезжает из родного Саратова и что может себе позволить шахматист из топ-50.

«НЕ ПЛАНИРУЮ СТАНОВИТЬСЯ ТРЕНЕРОМ»

– Тренерство – серьезная прибавка к основным доходам?
– Адекватная. Но я не позиционирую себя в качестве тренера. У меня небольшой тренерский опыт. Кроме Крамника, я дважды был секундантом Бориса Гельфанда. И это все. Пока не планирую становиться тренером на постоянной основе.

– И все-таки вы про прибавку не ответили…
– Это тоже вид заработка, более стабильный, но менее интригующий. Размер гонорара? Примерно равен тому, если бы я заработал призовые на одном из турниров.

– Турниры разные бывают и призовые на них разные…
– Я более чем доволен. Считаю, что оплата была адекватна проделанной работе.

– Сами прибегаете к услугам тренеров?
– У меня нет спонсоров, поэтому я не могу прибегать к услугам шахматистов с рейтингом 2650 и выше. Но мне повезло, я много лет работаю с гроссмейстером Алексеем Илюшиным. Он мой друг и постоянный секундант. И те успехи, которых я достиг, во многом его заслуга.

– За какой клуб сейчас выступаете?
– Буду выступать за клуб «Урал», но пока не могу сказать, какие будут у меня партнеры. Еще я четыре года играю за команду «Хоккенхайм», в прошлом году она добилась наивысшего успеха – заняла второе место в бундеслиге. Расписание составляют хозяева команды, и я там играю не часто. Меня вызывают на матчи с серьезными соперниками. Но должен отметить, что лидером нашей команды является Анатолий Евгеньевич Карпов. Его вклад в прошлогодний успех велик. Скоро у нас матч с многолетним чемпионом «Баден-Баденом». А у них в составе люди из первой мировой десятки. Поэтому у меня появляется дополнительная возможность сыграть с Вашье-Лагравом или Анандом.

– Понятно, что отель и проезд вам оплачивает клуб. И, видимо, плюс гонорар размером в условные 200 евро за две партии, которые вы проводите в уик-энд?
– Ну, кто поедет играть за 200 евро?! Гонорар выше, но сумма не очень существенная. Если вас так интересует тема денег, то могу сказать, что шахматисты из первой десятки люди весьма обеспеченные. Да и шахматисты из топ-50 далеко не бедствуют. Правда, первая десятка аккумулирует большую часть денег, которые есть в шахматах. Дальше деньги убывают в геометрической прогрессии.

– Объясните систему оплаты для рядовых читателей. В каких турнирах шахматистам платят только участие?
– Благодаря моему рейтингу меня приглашают в серьезные турниры, но играю и в опенах. В большинстве круговиков шахматисты получают фиксированный гонорар за участие, а вот в опенах нужно платить вступительный взнос. Но в случае победы можно взять неплохой приз.

Шахматисты из элиты постоянно получают приглашения в сильные турниры с высокими гонорарами. Они играют с такими же сильными соперниками, поэтому прогрессируют и вновь получают приглашения на супертурниры. Получается такой замкнутый круг. Но шахматы справедливая игра, и нынешняя элита доказывает, что она действительно сильна.

«СПАРТАК» ЗАНИМАЕТ ВСЕ МЕСТО В МОЕМ СЕРДЦЕ»

– Может ли себе шахматист из топ-30 позволить купить квартиру в Саратове?
– Без проблем.

– Квартиру в Москве?
– Тут уже проблематично. Для этого нужно занимать место выше в рейтинге на протяжении продолжительного времени.

– Вам приходится много ездить по миру. Не разумнее снять жилье в Москве, чем каждый раз мотаться из Саратова?
– Вы знаете, за столько лет этих мотаний по маршруту Москва-Саратов, я только недавно стал понимать, что устаю от этих поездок. Но пока не снимаю квартиру в Москве по нескольким причинам. В Саратове не такая плохая жизнь, как это может показаться из Москвы. Есть в этом какая-то романтика – быть едва ли не единственным провинциальным шахматистом хорошего уровня. И самое главное, меня многое связывает с Саратовом – семья, родители, друзья. Я рассматриваю возможность переезда, но на данный момент, если суммировать все факторы, они говорят за то, что проще потерпеть ночь в поезде.

– В перспективе, в каком городе хотели бы жить постоянно?
– Там, где есть международные аэропорты. Для души? Хочется, где больше солнца – юг Испании или Португалия.

– Вы еще молодой, но уже опытный шахматист. Какие цели перед собой ставите?
– Чтобы после завершения карьеры не было чувства разочарования, что что-то не удалось сделать. Чувство реализованности важнее, чем конкретные титулы. На данный момент у меня нет ощущения, что я полностью себя реализовал. Понимаю, что я могу играть стабильно сильнее, чем в последнее время. Но если почувствую, что исчерпал все ресурсы в плане усиления игры, карьеру завершу.

– Знаю, что вы ярый поклонник футбола. Болит душа за саратовский «Сокол»?
– Хотелось бы, чтоб болела, но, честно скажу, не болит – ни за «Сокол», ни за «Кристалл». В футболе кроме «Спартака» в душе ни для кого больше места не осталось, он заполнил все. Начал болеть еще в 90-е. Все достижения и все позоры помню отлично, все это пропустил через себя. Даже за сборную России немного меньше переживаю.

– Многие болеют за «Барсу», «Реал»…
– Я сморю весь футбол, наслаждаюсь игрой великих мастеров, но болею только за одну команду. Поэтому матч «Спартак» – «Тосно» буду смотреть более напряженно, чем игру «Реал» – «Челси».

– Часто удается выбраться на футбол в Европе?
– Я коллекционирую стадионы. Был на «Камп Ноу», на «Альянс Арене». Когда бываю в Европе, обязательно стараюсь сходить на футбол.

– Вопрос примерно на полгода запоздал, но все же: Гнойный или Оксимирон?
– Раньше я их совсем не различал – кто из Хабаровска, а кто Оксфорд заканчивал. Но жена подсадила на эту культуру, стал разбираться в баттлах. Поэтому однозначно – Оксимирон, за него жена болеет.


Comments are closed.